Нет ценности больше, чем свобода

Печать
otec 1
Эту истину настоятель Никольского собора г. Вятские Поляны, митрофорный протоиерей Алексий Сухих доказывал всей своей жизнью

Русь многоликая

Никольский собор стоит на правом берегу Вятки, здесь река круто поворачивает влево, оставляя за собой широкую серебряную излучину. Отсюда открываются взору чарующие просторы, холмистые дали и перелески, которыми так славится юг вятской земли. «Вид широкий, вольный и задумчивый. Русь настоящая», - заметил однажды в нашей беседе настоятель Никольского собора Алексий Сухих. В этом храме он служил более двадцати лет, до последних дней своей трагической гибели.
Когда Алексий Сухих был переведен в Вятские Поляны из Малмыжа, где прослужил четыре года в Богоявленском соборе, то застал здесь полуразвалившееся здание, в котором хозяйничал ветер да играли в войну местные мальчишки. Ни купола, ни колокольни. Все разорено, разграблено и поругано, многие годы в этом священном месте крутили кино, устраивали танцы. Некогда красивая, величественная церковь, в которой венчались купцы и лесопромышленники, речники, булочники и крестьяне, пребывала в ужасном состоянии. С чего начать? Где проводить службу?
- Когда в стране подул свежий ветер перемен, верующие подали заявление в органы власти с просьбой о регистрации общины Русской Православной Церкви, - вспоминал отец Алексий. – Я никогда не забуду этот день – 25 декабря 1987 года решением Вятскополянского горисполкома здание Никольской церкви было передано православной общине. Так началась работа по восстановлению святыни.

Вера шла от души

Впервые мы беседовали с отцом Алексием в небольшой комнатке центральной городской библиотеки, где его хорошо знали и любили, как краеведа, библиофила, где он был желанным гостем многих читательских мероприятий. Книги неразделимы с его образом жизни. Он среди них вырос – у родителей была одна из лучших библиотек в Котельниче, где семья жила и где 29 февраля - в знаменательный день високосного 1956 года родился единственный долгожданный сын Алеша.
По линии матери семья была глубоко верующей, в ней и по сей день свято хранится память о предках-священниках, которые служили в духовенстве еще в Питере при Екатерине Великой. Хотя отец и состоял в партии, духовные традиции в семье не прерывались даже в тяжелые годы гонений на свободу совести. Удивительно, но свое генеалогическое древо Алексий Сухих знал за 290 лет.

Русские краи

С отличием закончив семинарию, Сухих вернулся на родину в Котельнич. В 1982 году владыка Хрисанф рукоположил молодого священника в сан. Примечательно, что Алексий Сухих стал к тому времени лишь четвертым человеком, удостоенным такой чести.
- Я начинал в Русских Краях Куменского района. И когда меня рукоположили, подошел ко мне старый батюшка, лет восьмидесяти, и сказал дрогнувшим от волнения голосом: «Неужели я дожил до такого счастливого времени, неужели мне дано увидеть то, что сейчас происходит?!» Там, в Русских Краях я прослужил два с половиной года и, к счастью моему, еще застал царских певчих. Им тогда было по 80 лет, представляете, они пели еще до революции, вот у кого я учился по-настоящему.
- Улыбнулся отец Алексий, трогая рукой свою рыжую бороду. Арбузный рай Не уехал бы никуда отец Алексий из полюбившегося села, но неожиданно одолели болезни.
В Нижнем Новгороде, где он прошел обследование, врач посоветовал поменять место жительства. Однако сделать это без разрешения властей оказалось невозможным. В Кирове уполномоченный совета по делам религий указал на Малмыж и, смеясь, сказал: «Посылаю тебя на юг, туда, где растут арбузы и виноград». Арбузы и виноград у самых увлеченных малмыжских садоводов действительно росли. Здесь климат мягче, теплее, чем в Кирове. Но Малмыж нового священника встретил неприветливо. Самое неприятное – не разрешили покупать дом. Пришлось снимать квартиру, а у отца Алексия к тому времени была уже большая семья, трое малых ребятишек. Четвертый родился уже в Вятских Полянах.
- И тогда Вы пошли на отчаянный шаг, написали письмо в ЦК партии, самому Горбачеву. - И удивительно, ответ пришел очень быстро, - весело откликнулся отец Алексий. – Видимо, уже подул другой ветер. Из Москвы пришла в местную администрацию бумага, согласно которой мне разрешалось купить любой дом. Я и не ожидал такого.

«Души наши просветлели…»

Через несколько лет Алексий Сухих был направлен в город Вятские Поляны. Сегодня здесь, благодаря неустанной боготворческой деятельности священника Алексия Сухих, возрожден в былой красе и действует Никольский собор. 22 мая 1991 года, в день памяти святителя Николая, архиепископа Мир-Ликийского, которому посвящен храм, Вятские Поляны принимали высокого гостя – управляющего Вятской епархией архиепископа Хрисанфа. Этого события люди ждали более шестидесяти лет, ведь последний раз архиерейская служба здесь совершалась в 1928 году во время прибытия иконы Нерукотворного Образа Спасителя из г. Елабуги. К слову, крестный ход в честь этой иконы в городе теперь возрожден и проходит ежегодно.
Праздники праздниками, но православная церковь живет и своими будничными делами. А они порой не такие уж простые, какими кажутся на первый взгляд. Мало кто догадывается, каких трудов стоило решение о перенесении жемчужины деревянного зодчества, древнейшую на юге области церковь из села Суши в город Вятские Поляны. В заброшенной в лесах деревеньке остались только старики, печальная участь ожидала и Михайло-Архангельскую церковь. Она, хоть и числилась в реестре государственного исторического достояния, дела до нее никому не было. Заколоченная когда-то наглухо, полуразрушенная, она погибала на глазах у всех.
Но нашелся человек, у которого хватило сил преодолеть все бюрократические препоны, пересуды и непонимание. И церковь теперь – обновленная, возрожденная – ожила, действует. Здесь проходят молебны, рядом построен монастырь.
Если б не упорство, удивительная смелость и истинный патриотизм настоятеля Никольского собора Алексия Сухих, эта жемчужина нашей истории была бы уже безвозвратно утрачена. Это он подарил ей вторую жизнь. И волей судьбы именно эта, веками намоленная, деревянная церквушка приняла его под свои своды на вечный покой.
Подвижнический труд настоятеля Никольского собора, его неутомимая деятельность по восстановлению разрушенных храмов на территории города и района по достоинству оценена земляками – решением городской Думы ему присвоено звание: «Почетный гражданин города».

Достойны памяти потомков

Отец Алексий Сухих вел активную общественную работу, он избирался депутатом областного и городского советов народных депутатов, был вхож в кабинеты местной власти, с ним советовались, у него просили благословения, он был частым и желанным гостем в школах, на предприятиях, в организациях.
Но было еще одно дело в жизни этого человека, которым он занимался столь увлеченно, что просто диву даешься: откуда человек черпал силы и на это?! Алексей Алексеевич был страстным краеведом, писал книги.
Свою первую книгу Алексий Сухих написал в 1979 году, это были исторические очерки о Котельниче. Но работа так и не увидела свет.
- В то время не принято было издавать книги священника, - с грустью говорил отец Алексий. - А вот по репрессированному духовенству я собирал материал почти 35 лет. Многих еще застал в живых. Если б власти в то время узнали, что я собираю такой материал – тюрьма! Но меня от такой беды как-то Бог спас.
Серия книг под общим названием «Вспомним поименно», посвященная подвижникам церкви в Кировской области, многие из которых были репрессированы или незаслуженно преданы забвению, стала в кругах общественности сенсацией. Автор исследовал огромный пласт документов и исторических сведений, много и напряженно работал в различных архивах, прежде чем обобщить и написать каждый из очерков. Текст, основанный на большом количестве документов и источников, сопровожден редкими фотографиями. И не удивительно, что все пять томов сразу же стали библиографической редкостью. Книги Алексея Сухих заинтересовали ученых, краеведов, историков не только Кировской области, но и стран Содружества, Прибалтики, Америки, Австралии. Уникальное издание пополнило и фонды библиотек Академии наук России, Ленинградской духовной академии, Российского дворянского собрания.
Издание редактировал известный краевед и журналист Владимир Семибратов. Сборники «Вспомним поименно», по его словам, предостерегают потомков от короткой памяти и даже беспамятства, которым по мере сил стремился противостоять их автор протоиерей Алексий Сухих.
И вообще слово «память» для Алексея Алексеевича имело особенный смысл. Оно было ключевым в его яркой и короткой жизни. Сколько сил – физических и духовных – ушло у него только на то, чтобы под сводами храма, в заваленном строительным мусором и хламом подвале, создать уникальный музей (таких в России не было!), посвященный истории Великой Отечественной войны! В дни, когда страна праздновала 65-летие Великой Победы, сюда приходили толпы людей. Старики плакали, рассматривая старые фотографии, перечитывая письма с фронта, а подростки трепетно прикасались к артефактам – фляжкам, винтовкам Мосина, пробитым пулями солдатским каскам, привезенным с раскопок на местах былых боев… Каждый вспоминал свое, а кто-то приходил еще, принося в дар молодому музею домашние реликвии…
Благодаря Алексию Сухих вышли в свет и два уникальных сборника солдатских писем (был готов к изданию и третий том) под названием «Вечный голос из вечности». Он, по сути, родоначальник необычного исторического произведения. Письма даются без купюр и стилистической правки, что придает им немалую ценность. Бережное отношение к посланиям из прошлого, по мнению Алексея Сухих, есть неотделимая часть всего написанного о войне.
- Можно и больше издавать, - делился сокровенным отец Алексий. – У меня есть семь готовых рукописей. Приходится и ночью работать. Когда в радость, время не замечается.
- Алексей Алексеевич, кроме всей этой громадной работы, вы еще и выслушиваете исповеди прихожан, многое из этих откровений явно пропуская через свое сердце. Как вы выдерживаете такую душевную нагрузку?
- Много людей приходит в церковь и много покаяний приходится выслушивать. И, признаюсь честно, привыкнуть к этому невозможно. Тяжело. Каждый человек – это образ и подобие Божье, каждый со своей судьбой, со своими проблемами. Как нельзя привыкнуть к смерти любимого человека, так и здесь. Да, были исповеди, которые потрясли меня. Но ни одна из этих историй не ляжет в книгу. Исповедь человека умирает со священником.
Не успел и Алексей Алексеевич Сухих осуществить все свои планы и мечты. Многого не успел этот замечательный человек. Хотя и того, что успел, хватило бы на несколько жизней.

К этому не привыкнуть

…Возле Никольского собора как всегда людно и… тихо. Опала яркая листва с лип и берез. Река завораживает своей осенней синевой. Тишина благостная. С утра прошла служба, потом совершали обряд крещения. Теперь вот надо причастить старушку. Кто-то хочет приложиться к мироточащей иконе и своими глазами увидеть чудо… Что еще? Прибраться в церкви, свечи приготовить к следующей службе. День сегодняшний обещает быть насыщенным, в значительных заботах. Одним словом, будничным. И даже они, просто будничные дни бывают духовно наполненными, такими, что связывают эту церковь на окраине вятской глубинки с иными – малыми и большими храмами, а человека с человеком. Все буднично, привычно. Только не слышно сегодня под сводами храма бархатного баса отца Алексия, не мелькнет в толпе верующих его высокая, мощная фигура, не улыбнутся кому-то лукавой хитринкой его добрые глаза… И к этому не привыкнуть.

Альфинур Гильмутдинова,
Заслуженный работник культуры РФ.