И слово – дело

Печать
otecА.А. Сухих «случился» в моей жизни неожиданно, но неслучайно: пришёл семь лет назад книгами «Вспомним поимённо». Этот цикл вятскополянского краеведа и последующее издание о лишенцах стали началом изучения судеб репрессивных священников удмуртской земли. Оказалось, что одна из миссий о. Алексея была связана с деятельностью по канонизации святых, что им была проделана основная сложная работа по сбору необходимых материалов и подготовлена доказательная база, позволившая причислить к лику святых, включить в Собор новомучеников и исповедников российских как священноисповедника для общецерковного почитания епископа Глазовского Виктора (в миру Константин Александрович Островидов).

А сколько имён лишенцев, рядовых служителей Церкви вятского края, удмуртской земли, пострадавших в годы безвременья-безверия, открыл для нас А.А. Сухих! О колоссальной востребованности книг свидетельствует то, что тираж всех выпусков расходится практически мгновенно, на имя А.А.Сухих и редактора до сих пор поступают многочисленные отзывы и новые сведения о людях, достойных памяти. Мне тоже довелось оказаться причастной к одной истории об «обратной связи» автора с читателями.
Публикация материала о подвижниках веры и благочестия в ижевской газете вызвала отклик потомка священника Дементьева. Его внук из Барнаула М. Ефимов, ознакомившись с текстом статьи на сайте издания в Интернете, 9 января 2010 года обратился ко мне с письмом: «Уважаемая Наталья Николаевна! На сайте "Православные вести. Ижица" я прочитал Вашу статью "Репрессированные священники Удмуртии", в которой обнаружил упоминание о священнике Дементьеве Михаиле Петровиче, 1895 г.р. уроженце села Укан, Ярского района.
М.П. Дементьев является моим дедушкой по линии моей мамы Ефимовой (Дементьевой) Надежды Михайловны. Он родился 6 ноября 1895 года в селе Укан, Ярского района Удмуртской АССР, русский окончил Вятскую духовную семинарию и являлся священником села Уни, Унинского района, Кировской области.
В нашей семье не принято было в те времена говорить о репрессированном дедушке. Уже где-то в 70-х годах, когда я проходил службу офицером в армии я случайно узнал об этом. И только в 1993 году я запросил дело из Кировского Управления МБ РФ и узнал как пострадал мой дедушка. По словам мамы, ей пришлось нелегко. Были трудности в поступлении в Пермский мединститут, папу - Ефимова Константина Васильевича после женитьбы на ней (он был майором МВД) понизили в звании и уволили с военной службы за "сокрытие" о женитьбе на дочери "врага народа". Они прожили счастливо более 59 лет и умерли оба в престарелом возрасте один за другим в марте и мае 2006 года. Моя бабушка Дементьева (Лопатина) Елена Николаевна всю жизнь была верна Михаилу Петровичу, прожила со своими детьми и больше замуж не выходила. Пыталась найти сведения о репрессированном муже, однако ее обманули, представив сведения о том, что он умер в тюрьме в 50-х годах от болезни.
На самом деле он был расстрелян 11 декабря 1937 года в Кирове (по материалам дела). Детей Дементьевых уже никого нет, последней умерла моя мама в 2006 году. Но мы все их внуки и внучки храним память о М.П. Дементьеве и стараемся найти хоть какие-нибудь сведения о нем. У меня есть все копии документов из архивного дела М.П. Дементьева из архива Кировского Управления в электронном виде. Может, что либо Вас заинтересует?
В то же время нам бы очень хотелось получить какие-нибудь сведения о Дементьеве М.П., его родителях, как они жили в те времена. Я высылаю в Ваш адрес единственное сохранившееся фото моего дедушки - Дементьева М.П., сделанное в Вятской духовной семинарии в 1916 году.
Не подскажите, как мне связаться с упоминаемым в указанной статье А.А. Сухих, который занимается восстановлением фактов истории, касающихся репрессированных священников Вятской земли и приобрести указанные в статье книги. Мы очень благодарны Вам за Вашу статью и благородное дело восстановления памяти безвинно погибших священнослужителей. Заранее благодарен - Михаил Ефимов».
С Алексеем Алексеевичем этому благодарному потомку, конечно, связаться удалось, он переправил издателю и фото, и все копии документов из дела М.П. Дементьева из архива Кировского Управления и сам получил важные сведения и книги. Об этом новое письмо от 17 февраля 2010: «Спасибо! Большое Вам спасибо за информацию и связь с отцом Алексием! Я ведь направил ему все материалы о дедушке, что были у меня по архивному делу. От него получил в подарок 4-й выпуск его книги. В ней я узнал, что мой дедушка в 1932 году был награжден золотым наперстным крестом. Два экземпляра книги пошлю своим сестрам, он и для них дедушка. Передавайте о. Алексию при встрече в Кирове от меня большое спасибо и дай бог ему здоровья и успехов во всех его делах. Успехов! Михаил».
На девятых Петряевских чтениях в 2008 году с Алексеем Алексеевичем мы познакомились, с большой благодарностью он отзывался о моих статьях, пропагандирующих его деятельность за возрождение духовных святынь. /1/ Встретиться в 2010 году нам уже не довелось…Но остались подаренные мне о. Алексием книги с автографами - целая полка! Остались наши диалоги в письмах – ценнейшие документы внимательного отношения протоиерея к любому страждущему. Ведь слова пастыря — это благое дело! А память о нём — наш священный долг.

Наталия Закирова